Архив Дивизии

33 стрелковой Холмско-Берлинской ордена Красного знамени, ордена Суворова II степени дивизии

Образования дивизии проходило в сентябре 1918 года, по одним документам. И в 1919 году по другим. Очень мало документов и разрозненные сведения, разные архивные документы только по гражданской войне. Предлагаю один из вариантов.

 БОЕВОЙ ПУТЬ 33-Й ДИВИЗИИ

33-я стрелковая дивизия являлась одной из старейших дивизий Красной Армии. Она имела замечательную историю, начало которой было положено ещё в 1918 году. Согласно архивным данным, её история до 1922 года состояла из последовательной истории трех бригад: 3-й бригады первой курсантской пехотной советской дивизии; 27-й стрелковой бригады и 97-й стрелковой бригады.
3-я бригада была сформирована в 1918 году в Курске. Весной 1919 года она, наступая в южном направлении, вышла с боями в район Екатеринослава. За успешные бои в Украине её командир Милюнас был награжден орденом Красного Знамени.
Осенью 1919 года обстановка на южном фронте резко ухудшилась. Под натиском добровольческих войск части Красной Армии отходили на север. Не избежала тяжелой участи и 3-я бригада. Она понесла большие потери и была выведена в район Кромы (южнее Орла). Затем, получила пополнение, совместно с другими частями Красной Армии в конце 1919 года перешла в наступление и успешно продвигалась на юг по территории Курской губернии.
В январе 1920 года 3-я бригада была переименована в 27-ю стрелковую бригаду 9-й стрелковой дивизии, которая до марта 1920 года участвовала в боях за Донбасс, Ростов, Анапу и Новороссийск. Осенью 1920 года эта бригада принимала участие в боях за Крым, наступала через Мелитополь на Керчь.
В декабре этого же года 27-ю бригаду переправили по льду через Керченский пролив на восток, где она в составе 9-й Кубанской армии принимала участие в подавлении контрреволюционного восстания на Северном Кавказе.
Летом 1921 года кадр 27-й стрелковой бригады был переформирован в 118-й полк и направлен в Казань и Симбирск, где ему был передан личный состав Саранской бригады. После этого полк был развернут в 97-ю отдельную бригаду Приволжского военного округа.
В этом же году осенью в связи с сокращением численности Красной армии в 97-ю стрелковую бригаду были влиты 94 и 126-я бригады. Управление бригады перешло в Самару, где оно и просуществовала до весны 1922 года.
«Гражданская война»

Но в мае в 1922 года 97-я отдельно стрелковая бригада преобразуется в 33-ю стрелковую дивизию. До осени 1923 года она продолжает находиться в Самаре. Затем ее управление переводят в Жиздру Брянского военного округа. Еще через год (в октябре 1924 года) 33-я стрелковая дивизия передвигается ближе к Западной границе и переходит в Белоруссию. 97 стрелковой полк – в Чаусы, 98 стрелкой полк – в Быхов, 99 стрелковой полк и штаб дивизии – в Могилев. Полки дивизии, как и вся Красная Армия, переводиться на территориальную систему комплектования.
Наступил 1939 год. В связи с возросшей угрозой нападения на Советский Союз, Красная Армия перевооружалась и разворачивалась в кадровую. Сказалось это мероприятие и на 33-й стрелковой дивизии. Она выделила из себя новые формирования, а все свои части развернула вновь из 97-го стрелкового полка. Ее новые части получили другую нумерацию. Теперь это были:

73-й стрелковый полк
82-й стрелковый полк
164-й стрелковый полк
44-й лёгкий артиллерийский полк
92-й гаубичный артиллерийский полк (до 09.08.1941)
105-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
63-я разведывательная рота
92-й сапёрный батальон
77-й отдельный батальон связи (488-я отдельная рота связи)
35-й медико-санитарный батальон
273-я отдельная рота химический защиты
55-я автотранспортная рота (с 17.09.1941 до 19.06.1943)
156-я автотранспортная рота (с 19.06.1943)
134-я полевая хлебопекарня (до 03.06.1943)
293-я полевая хлебопекарня (с 01.07.1943)
169-й дивизионный ветеринарный лазарет
325-я полевая почтовая станция
680-я полевая касса Госбанка.

Летом 1940 года 33 стрелковая дивизия, находясь в Западной Белоруссии, совершила форсированный марш на территорию Литвы и вошла в состав 16ск 11 армии. Разместилась она в районе Мариуполя (ныне Капсукас) на границе с Германией.
Началась война. Главный удар немецко-фашистких войск на каунасской-даугавпилском направлении, где против 18 советских дивизий враг имел 34 дивизии, утром 22 июня 1941 года пришёлся и по нашей 33-й стрелковой дивизии. Сдерживая натиск врага, она вела ожесточенные бои, несла огромные потери и вынуждена была отходить на северо-восток через Каунас, Ионаву, Себеж, Холм, Молвотицы.
На этом трудном боевом пути дивизия трижды попадала в окружение, два раза получала пополнение и снова вводилась в бой. Как на границе, так и особенно под Ионавой, на реке Виляя, где части дивизии в течение трех дней (с 25 по 27 июня) прикрывали отход тылов 11-й армии, ее личный состав сражался упорно и самоотверженно. Здесь все, от солдата–повара до генерала-командира дивизии, находились в окопах и сдерживали натиск противника. Боевая задача была выполнена. Многие воины в этом бою пали смертью храбрых. Погиб там, будучи тяжело раненный в грудь, и военком дивизии полковой комиссар Александр Иванович Силантьев, прибывший на эту должность из Москвы незадолго до начала войны. Посмертно он был награжден орденом Ленина.
Особенно тяжелые бои выпали на долю частей 33-й стрелковой дивизии под Молвотицами, где воины, командиры и политработники проявили исключительную стойкость и упорство.
В бою под Горшковицами 9 и 10 сентября было подбито и уничтожено 23 вражеских танка, 10 орудий и более 30 автомашин с пехотой. Основная тяжесть тогда легла на артиллеристов, прикрывших выход тылов и частей дивизии из окружения. При выполнении этой задачи большое геройство проявил командир шестой батареи 44-го артиллерийского полка старший лейтенант — Н. П. Бычковский, погибший при отражении атаки вражеских танков. Особенно отличились наводчики орудий этой батареи С.Г. Бурдуковский и Н.И. Викулов, награжденные за этот бой 3 декабря 1941 гола орденами Красного Знамени.
В середине сентября 1941 года 33-я дивизия, а вернее ее остатки, была выведена в резерв Северо-Западного фронта. В дивизию непрерывно шло пополнение: средний и младший комсостав, рядовые. Поступило вооружение и различное имущество. Все полки практически создавались заново. От дивизии сохранились (да и то не полностью) только управление, разведывательная рота, батальон связи, медико-санитарный батальон и некоторые тыловые подразделения.
1 октября 1941 года дивизия заняла оборону по восточному берегу озера Селигер на фронте 40 километров. Здесь в течение трех месяцев полки совершенствовали оборону, вели непрерывную разведку и бои местного значения по улучшению своих позиций.
Отсюда, с этого рубежа войска 3-й ударной армии в январе 1942 года перешли в наступление. В ее состав была включена и наша дивизия. Командовал ею тогда полковник А.К. Макарьев, комиссаром дивизии был полковой комиссар И.М. Лыткин, а начальником штаба – полковник И.С. Юдинцев.
К тому времени 33-я стрелковая дивизия представляла хорошо сколоченный войсковой организм. В ее составе было более 10 тысяч человек, на вооружении которых, кроме винтовок, находилось 400 автоматов, 126 ручных и 18 станковых пулеметов. Правда, артиллерии и минометов было еще маловато (12-76-мм пушек и 6-122 мм гаубиц). Партийно-комсомольская прослойка составляла в дивизии 25 %. В ее рядах было 1158 коммуниста и 1368 комсомольцев. Коммунисты и комсомольцы имелись во всех ротах и батареях. За ними в основном было закреплено автоматическое оружие.
9 января 1942 года в 9 часов утра полки 33-й стрелковой дивизии при поддержке огня артиллерии одновременно с другими дивизиями армии перешли в наступление с задачей уничтожить противника на рубеже Болошово, Машугина гора, Залучье. Главный удар наносился дивизией севернее озера Щучье. Несмотря на упорное сопротивление врага и крайне трудные погодные условия (сильный мороз и глубокий снег), наступление наших частей развивалось успешно.
Преодолев с боем около 100 километров, полки дивизии 19 января вышли на подступы к небольшому городу Холм (3 500 человек) и попытались овладеть им с ходу. В результате решительных действий 73-го и 164-го стрелковых полков западная часть города была полностью освобождена от немецких захватчиков. Но развить успех до конца у дивизии не хватило сил. Неравными были условия сторон.
Последовавшие за тем бои за Холм приняли затяжной характер. Они отличались особым ожесточением, упорством и кровопролитием. В отдельные периоды с нашей стороны в них участвовало до пяти соединений. 33-я стрелковая дивизия сражалась под Холмом бессменно почти до конца 1943 года. К тому времени она вместе с занимаемой территорией была уже передана в состав 82-й армии. Затем ее вывели в резерв, пополнили личным составом и направили под Насну. Холм был освобожден в январе 1944 года частями 26-й стрелковой дивизии.

«Командование 33 стрелковой дивизией»

     

В марте 1944 года войска 22-й армии, преследуя с боями противника, вышли к реке Великой северо-западнее Пушкинских гор. Здесь формировали ее и захватили плацдарм шириной до семи и глубиной до трех километров. В захвате и удержании плацдарма на реке Великой участвовали и полки 33-й стрелковой дивизии. В последующем там развернулись ожесточенные бои, продолжавшиеся до июня 1944 года. В один из июньских дней гитлеровцы предприняли против 33-й дивизии до 15 контратак. И все они были отбиты.
Поздней дождливой осенью 1944 года, когда войска 3-й ударной армии вели тяжелые наступательные бои в Курляндии, в ее состав прибыл 12-й гвардейский корпус. В числе его дивизий оказалась и наша 33-я стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Василий Иванович Смирнов.
Решением ставки Верховного Главнокомандования 3-я ударная армия в составе девяти стрелковых дивизий была переброшена в декабре 1944 года по железной дороге под Варшаву. В то время там готовилась Висло-Одерская операция, в которой участвовало огромное количество войск. Наша армия находилась в резерве 1-го Белорусского фронта в готовности к выдвижению на запад. Фронтом этим командовал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.
Общее наступление советских войск, начавшееся 14 января 1945 года силами нескольких фронтов, развивалось успешно. На четвертый день наступления тронулись с места и дивизии 3-й ударной армии. Совершив трудный марш в четыреста пятьдесят километров, наши войска к концу января вышли на территорию Германии северо-западнее Бромберга и стали занимать оборону на выгодных рубежах фронтом на север, чтобы не допустить контрударов противника в южном направлении.
12-й гвардейский стрелковый корпус двумя дивизиями (52 гв. сд и 33 сд) занял оборону на правом фланге армии. 33-я стрелковая дивизия находилась во втором эшелоне.
В этот период в тылу наших войск 47-й армии вели борьбу с окруженным в районе Шнайдемоля гарнизоном противника. Эта вражеская группировка в ночь на 14 января вырвалась из окружения и устремилась по лесам на север. Ожесточенные бои в этом районе продолжались несколько дней. Из нашей 3-й ударной армии в них участвовало четыре дивизии, поддержанные огнем армейской артиллерии.
В критический момент, когда противнику удалось занять населенный пункт Радовнитц и до своих войск на севере ему осталось пройти не более 10 километров, решающую роль сыграла неожиданная для немцев контратака 164-го стрелкового полка нашей 33-й дивизии, которым командовал подполковник-Н. Г. Пейсаховский. Стремительными действиями этого полка противник был выбит из Радовнитц, а затем и из следующего населенного пункта. Гитлеровцев охватила паника, они бросали оружие и в беспорядке сдавались в плен. Шиайдемольская группировка противника была полностью ликвидирована.
События на фронте развивались довольно быстро. 17 февраля 1945 года Ставка приняла решение: ударом крупных сил, сосредоточенных на смежных флангах 1-го и 8-го Белорусских фронтов, разгромить восточно-померанскую группировку противника и выйти к Балтийскому морю на всем побережье от Вислы до Одера.
В состав ударной группировки 1-го Белорусского фронта была включена и наша 3-й ударная армия. Она прорывала оборону противника в районе населенного пункта Реетц и наступила в северо-западном направлении к устью Одера.
18 гв.ск., наступавший на левом фланге армии, прорывал немецкую оборону на четырехкиловометровом участке. Половина его приходилась на 33-ю стрелковую дивизию.
1 марта 1945 года наши войска точно по плану перешли в наступления. Артиллерийская подготовка началась еще затемно. С рассветом пехота с танками пошла в атаку, быстро овладела первой и второй траншеями противника и, не задерживаясь, продолжала наступать в глубину его обороны. В 14 часов в полосе нашей армии была введена в сражение 1-я гвардейская танковая армия.
Все последующие дни отличались на этом направлении динамичностью боевых действий и острой, быстроменяющейся обстановкой. Успешное продвижение танков и войск 3-й ударной и 1-й гвардейской танковой армий вело к дальнейшему расширению прорыва вражеской обороны, что способствовала наступление и соседних армий. Оказавшись под угрозой окружения, гитлеровцы начали постепенный отход, который вскоре превратился в беспорядочное стремление выбраться из Восточной Померании за Одер.
18 марта все боевые действия здесь закончились. Задачи, поставленные Ставкой, были выполнены. За боевые успехи в этой операции 33-я стрелковая дивизия была награждена орденом Суворова II степени. Другие дивизии армии были также отмечены наградами.
Близилось завершающее сражение Великой Отечественной войны. 3-я ударная армия была выведена на Берлинское направление. До вражеской столицы оставалось 60 километров. Перед армией была поставлена задача: наступая с Кюстринского плацдарма, прорвать оборону противника на участке в 10 километров развивать удар в обход Берлина с севера.
33-я сд., действуя в составе 12 гв.ск., и в этот раз наступала в первом эшелоне. Основным препятствием на ее направлении был крупный, сильно укрепленный пункт обороны противника – город Лечен. Наступавшая правее 23-я гв.сд., стала обходить его с севера. Используя ее успех, 33-я дивизия свои основные усилия сосредоточила, севернее Лечена. Успех согласованных действий не замедлил сказаться. К 15 часам наша дивизия вышла в тыл вражескому гарнизону. К вечеру леченский гарнизон прекратил сопротивление и полностью был пленен.
В последующие дни бои носили весьма ожесточенный характер. Гитлеровское командование бросало навстречу нам последние свои резервы. И все же наступление войск 3-й ударной армии развивалось успешно.
На рассвете 21 апреля наши передовые части пересекали с северо-востока берлинскую кольцевую автостраду и устремились в пригороды Берлина. 3-я ударная армия переступила порог фашисткой столицы. В это же утро маршал Жуков скорректировал направление наступления нашей армии. Вместо наступления в обход Берлина с севера она поворачивалась на юго-запад, чтобы наступать к центу Берлина.
Успех сопутствовал и 12-му гвардейскому корпусу. Его дивизии овладели пригородами Берлина: Бланкенбург, Мальхов, Вейсензее и завязали бои за Панков. Дальше развернулись тяжелые бои в самом Берлине, не затихавшие ни днем, ни ночью. Войска 3-й ударной армии, и в их числе 33-я стрелковая дивизия, медленно продвигались к центру Берлина. Враг оказывал упорное сопротивление. Фашисты вели борьбу не на жизнь, а на смерть.
Однако наибольших успехов в эти дни достиг 79-й стрелковый корпус, действовавший на правом фланге армии. Его две дивизии (150 и 171 сд.), совершив глубокий обходной маневр, вечером 28 апреля вышли на северный берег реки Шпрее и оказались ближе всех к зданию немецкого рейхстага.
Сравнительно труднее развивалось наступление 12 гв.ск. дивизии, которая преодолев окружную железную дорогу, достигли самой застроенной и укрупненной части Берлина. Они вели бои севернее Веддинга и в районе Гезундбрунера.
Берлин горел. Черные облака дыма поднимались к небу. 29 и 30 апреля бои продолжались на ближних подступах к рейхстагу, в которых непосредственное участие принимали 150 и 171 сд 70-го стрелкового корпуса. До рейхстага оставалось 150-200 метров.
30 апреля, во второй половине дня после мощной артиллерийской подготовки воины указанных дивизий в 13.30 атаковали рейхстаг и ворвались в него. Но бои там продолжались.
Уже поздно вечером разведчики 756-го стрелкового полка 150 сд. Михаил Егоров и Малитон Кантария, выполняя приказ командира дивизии генерал-майора В.М.Шатилова, взобрались на купол рейхстага. Здесь было закреплено знамя, врученное Военным советом армии 150-й стрелковой дивизии № 5, которое сейчас является Знаменем Победы. Это историческое событие произошло 30 апреля 1945 года в 21 час 50 минут.
Ночью на 2 мая командующий обороной Берлина немецкий генерал Вейдлинг заявил о готовности прекратить сопротивление и капитулировать. Берлин пал. С утра 2 мая вражеские войска начали сдаваться в плен. Бесконечные колонны пленных уныло двигались по улицам поверженной столицы врага.
За мужество, отвагу и проявленный героизм при штурме Берлина многие солдаты, сержанты и офицеры были удостоены правительственных наград. В числе их находилось и пять товарищей из нашей дивизии, которым было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
Это были: командир орудия 164 сп., старший сержант М.Ф.Печерский; командир отделения 92 осб. старшина С.М. Немченок; командир батареи 44 ап. старший лейтенант П.А.Синельников; командир батальона 88 сп. капитан Р.С.Кудрин и командир 164 сп. подполковник Н. Г. Пейсаховский.
Орденом Суворова II степени был награжден командир дивизии генерал-майор Василий Иванович Смирнов. А дивизии было присвоено почетное наименование «Берлинская». Полный титул звучал так «33-я Краснознаменная, ордена Суворова II степени Холмско-Берлинская стрелковая дивизия».